?

Log in

No account? Create an account

Смерть эскапизма


Лене Васильевой

Эскапизм - это не пребывание в стране воображения. Эскапизм - это бег по солнечным зайчикам добрых воспоминаний и светлых мечтаний, сопровождаемый периодическими падениями в вонючее болото реальности, в котором болоте при каждом падении от тебя к тому же откусывают кусочек-другой его милые обитатели. Бег этот с каждым годом становится все более трудным – и солнечных зайчиков, и тебя самого становится все меньше. Так, постепенно, происходит смерть эскапизма и – тебя самого. И лишь немногие счастливцы при окончательном расчете с жизнью способны витать среди светлых призраков былого, прочим же отравляют последние вздохи миазмы неизгладимого.

И говорю я это вот к чему – Лена, если ты намеревалась устроить незабываемое событие - тебе это удалось. Собрание «Лошади» в «Скатерти-самобранке» в четверг 6 мая 2010 г. (занесем на скрижали!) на котором присутствовали заезжие уфимские культуртрегеры-передвижники и ВГУЭСовский исполин американской словесности Дэвид Датчер, воистину никогда не изгладится из моей потрясенной памяти. Эстетика пролетарских поминок, дух заседания месткома и стиль Регины Дубовицкой – если, это не травмирующее воспоминание, тогда получить в подворотне по черепу кастетом – полезное увеселение! Атмосфера, как нарочно, была создана, чтобы заставить людей говорить благоглупости, мучительно бесплодные и бессмысленные, как попытки Омара Хайяма доказать пятый постулат Эвклида. Особенно приятно, что их говорил и я – спасибо, как будто, мне нечем было бы мучиться на смертном одре без этого!


Решила я недавно ознакомиться с трудами великого феноменолога экзистенциалиста Мартина Хайдеггера. Предварительно, как обычно, заглянув в его биографию и фотографию))
С немалым удивлением узнала, что с  1933 года   и до самого окончания  Второй мировой войны этот выдающийся  деятель был членом национал-социалистической партии Германии и  принимал  участие в политической деятельности...и выражение лица такое скользкое...
Какая прелесть! Молодец, мужик! Настоящий великий философ просто обязан быть идейным борцом и никогда не должен забывать о  собственной выгоде!

Знание и вера

ЗНАНИЕ (в первую очередь, научное) – результат «объективизации» внешнего мира, принявший интерсубъективный характер. ВЕРА (в отличие от науки, которая в силу своей специфики «расщепляет» мир на «субъекта» и «объекта») принимает мир как ЦЕЛОЕ. Признаком ФИЛОСОФСКОЙ веры служит всегда то, что эта вера существует только в союзе со знанием..

Безграничное познание – основной элемент философствования. Не должно быть ничего, не допускающего вопроса, закрытой исследованию. Философская вера (в отличие от догматической) ведёт к понимаю смысла и границ познания. Она хочет высветлить самоё себя. Философствуя, я ничего н6е должен принимать так, как оно мне навязывается, не проникая в него. Правда, такая вера не может быть общезначимым знанием, но посредством моего убеждения становится присутствующей во мне. И должна беспре­стан­но проясняться, опираясь на механизмы трансценденции. В чем вера отлича­ется от знания?

Возьмём известный пример: Дж. Бруно и Г. Галилей. Они оба оказались под судом инквизиции, который требовал от них отказаться от своих взглядов, учений. Бруно умер мучеником, Галилей отрекся от своих утверждений, что Земля вращается вокруг Солнца… Правда, говорят, что он после суда воскликнул: «Всё равно она движется!». В этом отличие их позиций (форм их знания): у одно истина могла пострадать от отречения, у другого истина существовала независимо от ученого. Оба совершили нечто, соответственное природе их истин.

Бруно не владел теорией, он просто верил. И истина, которой он жил, су­ще­ствовала только благодаря тому, что Бруно в неё верил. Потому он и не СМЕЛ отказаться от истины. Истина была тесно связана с философской (личной) верой Бруно, ученый жил ею, стал её эксклюзивным (для того времени) носителем. И потому эта истина СУЩЕСТВОВАЛА, хотя и не могла быть доказана логически, с помощью научных методов. А потому не могла не пострадать от отречения. В своём появлении эта Истина была личностно-исторична, в своем объективном высказывании она не была общезначима, но для Бруно – безусловна. Его сожгли, но Истине (тому знанию, в которое он ВЕРИЛ) он не изменил… Она осталась в его сердце и в нашей благодарной памяти…

 

Read more...Collapse )

Истина и достоверность

Непосредственно  в своей жизнедеятельности мы оперируем не с истиной или ложью, а со ЗНАНИЕМ -  в истинность которого мы верим или не верим.
ВЕРА - это не просто лишь эмоциональное состояние.
Вера есть ТО, исходя из чего мы верим, и То, во что мы верим. Это ЕДИНСТВО субъективного и объективного.
Определенным эпистемологическим «недостатком» веры является, то, что она – в силу своей целостности - само является предметом самой себя. А значит и имеет достоверность также внутри самой себя. Не забудем важную мысль Б. Рассела: «Истина заключается в определенном отношении между верой и одним или более фактами, иными, чем сама вера».
Здесь не совсем правильно, то, что Расселу надо было сказать ИСТИННОСТЬ, а не ИСТИНА. Это разные вещи. ИСТИНА – это ЗНАНИЕ, находящееся в отношении соответствия своему предмету. ИСТИННОСТЬ – само это отношение соответствия. В цитате из Рассела как раз речь идёт об ОТНОШЕНИИ, а не о СООТВЕТСТВИИ. Многие не понимают различия этих модусов знания, хотя и усердно спорят о природе истины.
Добавим, что формы знания (напр., понятия) соответствующие своему предмету называют ЛОГИЧЕСКОЙ ИСТИНОЙ (на ней концентрирует своё внимание наука). Но в истории имеет давнее хождение и «онтологические истины» - это когда предмет, соответствуют своему понятию, «идее» вещи. Различают две разновидности «онтологической истины»: вещь соответствующую «бытию, знанию и воле Бога», и вещь, соответствующая знанию человека. Первую мы оставим теологам, ко второй будем обращаться не раз.
Лейбниц называл онтологическую истину МЕТАФИЗИЧЕСКОЙ и определял её как «реальное существование вещей сообразно нашим идеям о них», считал, что это совершенно бесполезный атрибут знания. И он был не прав. Понятие «ИСТИННЫЙ», применяемое к реально существующим предметам чрезвычайно конструктивно. Мы говорим об «истинном друге», « истинном ученом» и т.д. в тех случаях, когда объекты соответствуют своим идеям.
Трактовка реального предмета как истинного (идеального) достигается процедурой ИДЕАЛИЗАЦИИ. Такая же идеализация наших знаний даёт нам и понятие АБСОЛЮТНОЙ ИСТИНЫ (так же формы идеализации нашего знания, выступающей неким пределом наших познавательных возможностей). Методологически такое понятие имеет смысл (создавая определенные горизонты и пределы познания), но привычка к нему может быть - опять таки методологически – вредной, приучая нас к реальности таких истин. Но бытие нам даётся только во времени и всякое «истинное» - в своем временном проявлении. Во времени же совершенная истина объективного недоступна. Истина в истории есть всегда и никогда, она постоянно в движении и утрачивается, как только кажется, что она стала окончательным достоянием. «Сова Минервы вылетает только в полночь».
Read more...Collapse )

Я не могу назвать себя верующим человеком...
Как и многие философы я готов признать некое Абсолютное начало, которое выступило Демиургом мироздания, но приплетать сюда какие то непорочные зачатия или ещё какую то смешную в своих потугах конкретику - не по мне...
Тем более, что я ещё не прояснил для себя очень важный в этом отношении вопрос: если  был Демиург (в конце концов, это термин, которым мыс  помощью метода "черного ящика" номинируем некое фундирующее мир начало), то является ли он и Зиждителем, то есть, занимается ли он ежедневными делами мироздания (как бы крутя "динаму", что бы мир не развалился, судя и наказывая нас за   ту или иную конкретику), или демиург, создав мир,  оставил нам дальнейшее на "саморазвитие, "самостояние"... Вопрос тоже требует своей философской проработки...
Все же получается, что я не  атеист, как таковой, потому, что и сам верю в некий Абсолют, как и признаю некоторые важные истины всякой религии...
Однако у меня , весьма негативное отношение ко всякого рода церковным чиновникам, функционером... В этом плане мне  ближе, например, баптизм, где между верующим и Богом  находится одна Библия, без всяких руководящих  указаний самозванных функционеров (в Библии о церковной иерархии не сказано ни слова)
Но, всё же, я по разному отношусь к мировым и языческим религиям. Первые я всё же уважаю, вторые – мало перевариваю.
Начну с того, что всякая религия тем и оправданна, что она создает некую систему идеальных Истин-ценностей. К которым мы – в целом, никогда не можем приблизиться "вчистую", но без которой (без этих ориентиров), человечество не смогло бы выбраться с популяции, где правят бал  каннибалы и царит промескуитет. В этом и состоит благородная миссия всех мировых религий (в первую очередь, христианства).
Языческие же  религии (в том числе и иудаизм, хотя её иногда называют мировой), выполняя несомненно  некую мировоззренческую функцию, все же продуцируют в главном достаточно архаические,  местнические, "национальные" образы мира и ценностные системы, противопоставляя, в частности,  один народ другому, говоря, чаще всего, о неком едином лишь "народе-богоносце", в противовес окружающему населению. С этим умонастроением, отметим,  и боролся - более всего Христос, заявляя, что для его веры и Бога  «нет грека и нет иудея»...
Язычество (так же как и "кондовый" патриотизм) в своей сути учит нас быть "такими какие мы есть".. И убеждают нас, что такими мы и должны быть..
В отличие от Христа, который своими (пусть и небесными) истинами учит нас быть иными, каждый раз лучшими, чем мы были и чем мы есть...
За что я и уважаю Христа - хотя, увы, не могу заставить себя поверить в его мифологию... Я его воспринимаю, просто, как очень умного и порядочного человека, своею смертью пытавшегося утвердить новый тип морали, морали будущего...
З.Ы. Всё же как противно, когда наши некоторые иерархи способствуют проникновению в христианство язычески-звериного патриотизма...
З.З.Ы. Разве я против патриотизма? Кто не любит свою семью, родину и т.п. Но вот бы суметь поднять наш патриотизм с «языческого» на «христианский» уровень… Ал

...

...

..возникло 2 интересующих момента.
1."проклятье рода" (там были еще числа)..- что это такое?-( факторы, влияния, пути)..
2."что значит быть крестной"- влияние личности "крестного" на судьбу, кого собственно..(особенно- если имени того,кого крестят не было в святцах, и крестная крестила ее своим именем).

буду благодарна за любую информацию.

Родина – очень древнее и весьма «полифоническое» понятие.
1. Для Платона (одного из первых, употреблявших это понятие), родина означала изначальное место бытия нашего духа, «горний мир». Так же и Отечество до середины XVIII века понималось в русской культуре как та «небесная сфера», откуда мы все родом и куда - опять-таки  –  все возвратимся….

2. С формированием этатизма эти понятия приобретают несколько иной смысл…
Каждому человеку свойственна потребность любви к матери, близким, родному очагу, местам сердечной памяти … Такая человеческая любовь неизбывна и носит несомненно духовный характер, несмотря на свои истоки… Спекулируя на этом естественном чувстве людей, наша государственная власть (которая в определенных, до боли знакомых, условиях существования, не может не быть органом насилия над населением) всеми средствами пытается вызвать отождествление в общественной психике понятий «государства», «родина» («Родина»!), «народ»… Старый, как мир, пошлый фокус…
3. Да, для кое-кого Родина - не пустой звук... Абрамович, Бондарчук, Вексельберг, Гайдар, Дерипаска, Ельцин (нарочно называю наугад по алфавиту фамилии – дальше можете сами продолжить … вплоть до  того же Явлинского).
А для простого народа родина - действительно нередко пустой звук.. Мы для неё - пасынки... Для большинства простых людей – родина - это либо миф со школьных времён, либо "стокгольмский синдром"...Тебя трахают уже сколько лет, но ты - постепенно - начинаешь любить (иступлено и вперемешку с соплями и слезами) эту землю, этот лагерный барак, эту хрущёбу и этих людей, которые тебя трахают, формируя тем самым твою явь, с её такой уже привычной «земной правдой!».  Это твое Отечество, которое с детских лет тебя приучают любить - несмотря на миллионы расстрелянных, сдохших, замерзших, умерших с голода, от разрыва сердца... А потом на этом чувстве паразитируют … Тебя учат любить эту «картинку в твоём букваре», любить ещё и с песней: «Прежде думай о Родине, а потом о себе»… И вот мы с песнями о родине идём умирать, а «Родина» там, за высокими стенами, отсиживается, формируя, бедных наших зомбированных Зоек Космодемьянских ("железный Шурик", естественно, с бутылкой бензина на врага не пошел – он множил комсомольские ряды в Москве)…  Стокгольмский синдром - вот точная социально-психологическая характеристика подобного типа любви к родине – в условиях византийско-монгольских деспотий.

Read more...Collapse )
Главная задача философа - выработка новых гуманитарных смыслов, что предполагает критическое отношение к наличному бытию, эмпирии жизни. Философия (её креативные моменты) начинается с чувства субъективной неудовлетворенности - не столько практической проблемой, сколько бытием как таковым. Основываясь на этой неудовлетворенности, философ создает некоторый (искомый) образ мироздания, формулирует должные его смыслы, заключая рано или поздно все это в некую систему, ценность которой вовсе не в соответствии тем или иным фактам, той или иной логике, а в ее возможности открыть, показать реальность для людей новой модели действительности. В этой своей (изначально импульсивной) работе мыслителю чаще всего результат (как «должное») задается раньше, чем он сформулировал для себя задачу, решением которой выступит ожидаемый итог. Во всяком случае, так рождаются самые оригинальные философские идеи. Заметим, что опора здесь на практическое подтверждение позиций, на логические операции, которыми полны книги (а тем более учебники) по философии, мало что прибавляет к проблеме философских истин, имея задачу, главным образом, дидактическую. Ведь подлинный философ говорит не на языке фактов, а на языке Универсума, возможностей бытия. Логика же философских систем тоже (чаще всего) демонстрационна. К собственно философским утверждениям она имеет отношение вторичное (тем более, что каждый крупный философ порождает «свою» логику) .
Говоря на уровне возможностей бытия, философ дает себе отчет, что абсолютной истины не может быть «в наличности» - всякое знание есть культурно-исторический продукт. Поэтому философ порождает («допускает») некие начала, метафизические допущения, исходя из которых он строит свою модель жизнеустройства. Как правило, эти «демиургические» начала мира порождаются самим процессом смыслополагания, их полюса (бытие - дух, необходимость - свобода и т.п.) по своей природе не могут быть вынесены за пределы культурологического творчества. Но механизмы развития духа культуры трансцендируют их вовне, онтологизируя в реальном мире.

Характер работы этих механизмов напоминает ту ситуацию, когда барон Мюнхгаузен пытался сам себя за волосы вытащить из болота. Но самое удивительное, что такие механизмы так или иначе «работают» - это наиболее очевидно на примере религиозных учений. Как найти мир в расколотом на различные интересы обществе? История показывает, что пока здесь помогает лишь Истина Того, кто вправе судить всех. Получается, что человечеству до сих пор нужен - общий для всех нас - Абсолют для того, чтобы, подобно Мюнхгаузену, вытаскивать себя за волосы из полуживотного состояния похоти, эгоизма, той популяционной «правды», которая у каждой общности, у каждого из нас сидит в самом «нутре». Что ж, такая тяга к «абсолютам», хотя и свидетельствует, на наш взгляд, о некоторой исторической ограниченности рецепции на природу Духа, но имеет и свою положительную сторону: человек - с опорой на эти «абсолюты» - возводя себя на определенную высоту, уже не может себе позволить того, что позволял ранее. Религия зажигает в наших сердцах огонь истин «откровения», без которого - как мы не раз убеждались - истины «рацио» мало чего стоят. Это и придает глубинный духовный смысл мировым религиям, христианству...
Однако, без признания относительности всех человеческих ценностей, как и констатации человеческой эгоцентрической испорченности, страсть наша к «абсолютам» (как и к общечеловеческим ценностям) весьма часто преображается в ненависть к тем, кто проявляет свою самость иначе, чем это делаем мы. Осознание ущербности, относительности, «греховности» нашего бытия и мышления, если и возникает в рамках «донаучных» религиозных учений, тем не менее выступает и для современного мира важнейшим архетипическим предусловием любого высокого чувства, как и механизмом, заставляющим нас постоянно стремиться к «должному миру». Но креативный характер философии отличается от учений религиозных тем, что оно сознательно строится на базисе эпистемического тождества его с действительностью, предполагающего не только их соответствие, но и взаимное развитие. «Должное» философии, отражая реальные потенции наличного бытия, находится не в ретроспективе «золотого века», но в надвигающейся реальности будущего.
Read more...Collapse )Read more...Collapse )
Вопрос о «схватке полов», если его решать стратегически (а не просто оперативным мордобоем) связан - на мой взгляд, со следующим. Надо признать, что половое размножение появилось сравнительно недавно, сменив вегетативное размножение, выступив как более прогрессивное и эффективное действо. Половое размножение победило вегетативное потому, что страшно ускорило прогресс живого. Вегетативное размножение порождало фактически бессмертность делящейся клетки. Естественный отбор здесь шел мучительно долго и, главным образом, за счет внешних факторов мутации. Половое размножение, соединяя в рамках одного поколения две генома в новый организм, давало громадные преимущества живому. В самом деле, практически невозможно уничтожить те виды (тараканы, мухи) которые, размножаясь, уже через несколько часов дают новую мутацию, которой старый патогенный фактор вовсе уже не страшен.. Но вид побеждал в борьбе за счет того, что приносил в жертву индивида. СМЕРТЬ старого – обратная сторона РОЖДЕНИЯ нового, это прекрасно понимали многие философы. Так, Вл. Соловьев, понимая проблему бессмертия говорил о том, что бессмертия можно добиться, если человечество: а) прекратит жить за счет другой жизни, перейдет к вегетарианству; в) сменит половое деторождение на иной тип размножения.
И, видимо, скоро (через 500-1000 лет?) произойдет ещё одна смена формы размножения, которая полностью освободит женщину от детопроизводства. Это будет, несомненно, так же прогрессивно, но скажется на многих социокультурных процессах, которые сейчас даже трудно предугадать…. На уровне собственно размножения, это, вероятно. что-то вроде клонирования, когда исчезнет потребность (необходимая в половом союзе мужчины и женщины). Такой союз будет все более факультативен и ему на смену придут разнообразные союзы людей, всякой ориентации – инварианты которых мы видим и в нашей жизни… Исчезновение потребности в РАЗНЫХ полах, может изменить как структуру каждого регулярного общества, вероятнее всего поднимет роль ЖЕНЩИНЫ, точнее того, нового типа НОМО САПИЕНСА, который возникнет на основе женщинского типа человека… Вполне возможно, что сказанное может привести к появлению обществ чисто мужских (сформированными теми мужчинами, которые окажутся недовольны сложившемся положением). Война религий, классов, цивилизаций сменится войной полов…. Кто победит? Думаю, что, всё же, выносливые, стойкие женщины, которые сумеют перенять мужскую силу и креативность..

Слава Богу, до этого я не доживу…
Внимание! Внимание!

Презентация литературного альманаха «СЕРАЯ ЛОШАДЬ» №7 состоится в 18.00
08 ДЕКАБРЯ (во вторник) в Синем зале музея им. В.К. Арсеньева.

В программе - современная поэзия и проза, переводы с английского японского и французского языка, выступления читателей.
Можно купить альманах!
Короче говоря, как всегда – поэтическая мистерия, радуемся, что свет увидела новая книжка и рукоплещем авторам.

Друзьям участников явка строго обязательна! Друзьям друзей тоже! Малознакомым людям приходить только в трезвом виде!

Итак, презентация "Серой лошади" №7

08.12.2009

!Разошлите это письмо счастья через свои блоги!